Untitled

by Namatjira

/
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
03:13
10.
01:57
11.
03:10
12.

about

The first collection of a screamo band Namatjira from Tula / Moscow, Russia. Cassette tape includes S/T Demo 3'' CDR + 6 tracks from the first full-length Poetry of the Wretched CD. Artwork by Empty House.

Artist: Namatjira
Title: Untitled
Format: Cassette
Edition: 60 copies
Catalogue Number: SAD029
Release Date: 15.04.2012
Price: sold out

Tracklist:
A1. Poetry Of The Wretched
A2. The World Is Unrecognizable. Therefore, It Shall Be Destroyed
A3. Why Does This Fall Love?
A4. Monologues Avec Toi
A5. Monologues Avec Toi, Pt. II (Stammhome)
A6. We Huddle Underground Lifting The Tops Of Our Zippered Skulls To Ventilate Our Brains
B1. Claustrophobic In The Temple Of Soviet Leaders
B2. Don't Expect Anything & You'll Never Be Disappointed
B3. II
B4. V
B5. VI
B6. To Personify The Pain

namatjira.bandcamp.com vk.com/namatjira

credits

released April 15, 2012

tags

tags: punk Moscow

license

about

Sad Records Moscow, Russia

Record label & mailorder located in Moscow, Russia

contact / help

Contact Sad Records

Streaming and
Download help

Track Name: Poetry Of The Wretched
“The old man said, “The introversion of war
Is the main task of our time.”
Now it makes its poem, when the sky stops killing.
I try to turn my acts inward and deeper.
Almost a poem. If it splash outside,
All right.
My teacher says, “Go deeper.”
The day when the salmon-colored flowers
Open.
I will essay. Go deeper.
Make my poem.

Going to prison. The clang of the steel door.
It is my choice. But the steel door does clang.
The introversion of this act
Past its seeming, past all thought of effect,
Until it is something like
Writing a poem in my silent room."

“On a spring morning of young wood, green wood
It will not burn, but the dreams burn.
My hands have ashes on them.
They fear it
And so they destroy the nearest things.”

You hold a secret, a knowledge lost long time ago. or its simulacrum. and you're quoting books of Cortazar as we tear our hearts wide open. on the edge of the end i just wish to thank you for mutual decaying. and i hope i won't fail. we'll escape. fighting. for ever.

“…And so they destroy the nearest things.”
Track Name: The World Is Unrecognizable. Therefore, It Shall Be Destroyed
Нет больше слов и нас больше нет
Жизнь между пальцев и мы теряем друзей
Нас больше нет

Пустой проспект / наши горла пусты / ты не знаешь меня
Нас больше нет

Пусть это последний день
Это последний шанс
Я не могу сдержать
Воздух вокруг

Мысли серые слоем серы в ушах
Увидит тот, кто бежит
Услышит тот, кто закрыт – обман зрения
И это последний день, это последний шанс
Я не хочу бежать с корабля

Ces tableaux ont perdu les couleurs primitives
Nous nous tenons par le mains tremblantes trop fort

Остался час для посещений
Всего один шанс убежать навстречу ветру
На опустевших улицах оставить наших якорей следы
Всего один шанс хоть раз что-то решить
Почему же изо дня в день мы в исступлении твердим:
«Я хочу остаться здесь».
Track Name: Why Does This Fall Love?
Может быть, твоё сердце стучит в унисон
(Я не знаю)
И не жду возможности
Перемотать вперед
Мы встретились посреди моста
Там, где нет уже пути назад
Как же так получилось?

(Сказать "я люблю тебя" очень просто
Гораздо сложнее съесть свои слова обратно
Найти выход размышлениям о том, зачем любит осень
Зачем любит осень)

Ты протянула шипы, я один оставлю на память
Он хоть и тает, но это всё, что у меня осталось
Это всё, что я сберёг от внезапной встречи с тобой
Осколочные раны на душе
Это всё, что я могу рассказать о тебе
Это всё, что осталось во мне

(Зачем любит осень, проливая слёзы
Чем чувствует город, сереющими стенами домов
Глядя на тебя и меня
Пытаюсь найти ответы там, где их не может быть
В твоих глазах)
Как получилось, что я столько лет где-то ходил
Рядом росли цветы, а я обезвреживал мины

Может быть твоё сердце стучит в унисон
(Я не знаю)
И не жду возможности
Перемотать вперед
Пытаюсь себя убедить
В том, что огорчаться нет причин

На себя гляжу изнутри
И понимаю что нечем гордиться
Где те, кто был рядом со мной
Остались лишь единицы
Это всё, что я сберёг от внезапной встречи с тобой
Осколочные раны на душе
Это всё, что я могу рассказать о тебе
Это всё, что осталось во мне.

Огорчаться нет причин, но всё равно...
Track Name: Monologues Avec Toi
(Dismay this may)

Сегодня то самое долгожданное утро, когда я больше не могу
Спокойно дышать без мысли начать всё с чистого листа
Когда остается лишь признаться себе в бесполезности здравого смысла

Столько людей
И никто не видит дна
Кажется стрелки часов
Готовы разорвать нас на части

Твоими руками покопавшись внутри
В глубине себя найти
Застывшие капли любви
Разве можно | что-то доказать | если споришь | будто с самим собой?
Разве можно очистить душу от скверны
Если нечем | заполнить пустоту?
(Кажется стрелки часов
готовы разорвать нас на части).
Track Name: Monologues Avec Toi, Pt. II (Stammhome)
Кажется, наши души настроены в разных тональностях
Каждый ищет выход из своего лабиринта мертвых коридоров
Пытаясь отмыться от налипших на сердце иллюзий
Мы ждем перемен на этом пропитанном кровью перроне истории

И я верю, что все не напрасно
Здесь у каждого спрятан таймер под кожей
Но путь из лабиринта у каждого разный
И мы соединиться никак не можем

И я хочу разрушить
Эти невидимые стены
Своим криком
Но
Не хватает
Не хватает сил

Кажется, это не кровь течет по нашим венам
Это время!
Track Name: We Huddle Underground Lifting The Tops Of Our Zippered Skulls To Ventilate Our Brains
“First they slaughtered the angels
Tying their thin white legs with wire cords
And
Opening their silk throats with icy knives
They died fluttering their wings like chickens
And their immortal blood wet the burning earth

We watched from underground
From the gravestones, the crypts
Chewing our bony fingers
And
Shivering in our piss-stained winding sheets
The seraphs and the cherubim are gone
They have eaten them and cracked their bones for marrow
And now they walk to rubbled streets with
Eyes like fire pits”.

“We have collapsed our collapsible bomb shelters
We have folded our folding life rafts
And at the count of twelve
They have all disintegrated into piles of rat shit
Nourishing the growth of poison flowers
And Venus pitcher plants

We huddle underground
Hugging our porous chests with mildewed arms
Listening to the slow blood drop from our severed veins
Lifting the tops of our zippered skulls
To ventilate our brains
They have murdered our angels
They shall murder no more angels”. *

Лежим и встречаем рассвет
Солнце освещает лучами своими
Нас дрожащими пальцами сжимающих дрожащие пальцы просто чтобы отпечатки оставить друг на друге просто чтобы лежать здесь в ночь закутавшись Протуберанцы в небо отправив искать воду и справедливость
Лежать друг на друга не глядя и не видя друг друга
Лежать и встречать рассвет

*Originally a poem by Lenore Kandel.
Track Name: Claustrophobic In The Temple Of Soviet Leaders
Зима пришла.
С неба падает иконостас,
Лики святых.

Но всё равно я не верю тебе,
Твоим честным глазам.
И как бы ты ни убеждал меня –
Ты не моя мама.

Мне так тепло
Под твоим крылом
В компании свиней,
Но как бы ты
Ни убеждал
Меня –
Я тебе
Не верю.

Ты – самая быстрая лошадь.
Ты – главный фаворит.
Но что-то странное:
В твоей бороде
Копошатся
Черви.

Вокруг тебя черви.
И я не верю тебе.
Я тебе не верю.
Track Name: Don't Expect Anything & You'll Never Be Disappointed
Мечты теряют значимость,
Я вижу их во сне.
Одни и те же действия,
Одни и те же правила.

Никак моя жизнь не изменится,
Как я ни пытаюсь.
Что будет дальше – я не знаю.
Скоропостижно состарюсь.

Прямиком по головам
Я неустанно бреду вперед…
Наверно надо что-то сделать,
Ведь фитилёк еще горит внутри.
Я не сдался еще окончательно,
Еще столько всего впереди.

(Еще столько всего впереди)

Я лишь ищу оправдание
Не упасть в бесконечность,
Не остаться соляным столбом
По дороге в вечность.

Никак моя жизнь не изменится,
Как я ни пытаюсь.
Что будет дальше – я не знаю.
Скоропостижно состарюсь.

Наверно надо что-то сделать,
Ведь фитилёк еще горит внутри.
Я не сдался еще окончательно,
Еще столько всего впереди.

Что будет дальше – я не знаю.
Мне просто всё равно.
Track Name: II
Иногда в череде дней мне кажется,
Что очередь и цвет полос подвластны мне
И я способен всё за себя решить.
Или я просто кукла в руках тех,
Кто придумал правила
Ещё до моего рождения?

Так много мыслей
И неопределённостей,
Что я сдался.

И мой опухший мозг
Готов взорваться,
Упасть живым дождём,
Остаться пеплом.

Я готов сломать оковы.
Я готов разжечь огонь.
В этом доме теней и восковых фигур
Я разжигаю огонь в сердце тех,
Кто еще готов дышать,
Дышать и биться.

Так много мыслей
И неопредленностей.

И мой опухший мозг
Готов взорваться,
Упасть живым дождём.
Track Name: V
Строят резервации тем,
Кто нарушил правила.
И день ото дня одно и то же:
Четыре стены,
Тусклые лучи под потолком,
Сон по очереди,
Животная иерархия.

Контроль сверху так близок.
Будь доволен своей жизнью.
И ты будешь делать
Всё, что скажу тебе я,
Ведь ни за что никогда
Не захочешь там оказаться.

Изолировать от общества,
Поместив в худшее общество
Смятые жизни, несчастные,
Потерянные и никому не нужные.
Сможем ли когда-нибудь выйти
Из лабиринта цивилизации?

И ты будешь делать
Всё, что скажу тебе я,
Ведь ни за что никогда
Не захочешь там оказаться.

Нарыв на теле общества, изгои.
Так легко избавиться, заставить молчать,
Оставив лишь право на скомканную жизнь...
Track Name: VI
Каждый день, кажется,
Становится всё длиннее.

Мысли сбиваются в кучу.
Стайки слов, недосказанных мнений.
Откуда мне знать, что лучше –
Жить взаперти или раскрыть двери.

Может быть, еще одну попытку сделать?
Обещаю, этот раз – последний.

Лишь тупая боль каждый раз в остатке.
Снова наудачу по битым стеклам.
Тень, тело, дух, разум –
Что же я из себя представляю?

И кто построил эти стены,
Что не дают нам сделать шаг
Навстречу друг другу,
Не замыкаясь на самих себе.

Но кто построил эти стены,
И что их сможет разрушить,
Что позволит стать свободным от самих себя?
Теперь мне ничего не поможет.
Теперь мне ничего не поможет,
У меня нет шансов.

Забыв про боль, закрыв глаза, открыть сердце.
У меня нет шансов найти сердце.
Track Name: To Personify The Pain
Они не могут тебе рассказать,
Что ты делаешь с ними чужими руками…

Эксплуатация, издевательства и мучения,
Что от нас осталось?
Сколько еще они будут терпеть?
Сколько еще шкур нужно напялить,
Чтобы они взбунтовались?
(сколько еще они будут терпеть,
чтобы они взбунтовались?)

Я не могу больше слышать оправданий бесчеловечности,
Я не могу смириться с холодом живых сердец…
В темноте, вгрызаясь в плоть, найти…
Найти в себе человека

Сколько еще будет съедено людьми-террористами?
Сколько замучено зря безжалостными убийцами?
Сколько еще их погибнет под ножом вивисектора?
Сколько нужно смертей, чтобы признать их права?
(чтобы признать их права,
чтобы признать их права)

Ешь! Ешь, пока никто не заметил.
Режь! Режь, пока никто не увидел.
Жуй, глотай, скорей перевари
Пока никто не узнал, что твои руки в крови.

Сколько еще будет съедено людьми-террористами?
Сколько замучено зря безжалостными убийцами?
Сколько еще их погибнет под ножом вивисектора?

И в каждом доме живет трупоед,
И в каждой квартире живет трупоед –
Одноклеточный червь, выпускающий кровь
Лишь чтобы набить свое брюхо.

Только подумай – их убивают ради тебя.